Первый Вселенский Собор в Никее

Весной 325 г. во все пределы Р имской державы были разосланы почтительные грамоты императора, приглашавшие епископов прибыть в расположенный неподалёку от восточной столицы империи город Никею. В их распоряжение был предоставлен государственный транспорт, а из средств казны назначено щедрое содержание. В отличие от прежних поместных соборов Никейский носил вселенский характер. На нём были представлены христианские общины от Испании до Персии, от Эфиопии до Скифии и Кавказа. Подобного форума, созванного для обсуждения духовных вопросов, история Церкви прежде не знала. В работе форума приняли участие около 300 епископов. Среди них было много замечательных личностей, претерпевших гонения и пытки и про¬славившихся стойкостью веры. С Кипра, например, прибыл знаменитый прозорливый старец Спиридон Тримифунтский, продолжавший пастушествовать, даже став епископом. Пригласили и самого возмутителя церковного мира Ария, а также его последователей. Партию ариан на соборе возглавлял родственник и доверенный советник свергнутого импе¬ратора Лициния Евсевий — епископ города Никомидии. Собор открылся в присутствии императора Константина в одной из палат императорского дворца 19 июня 325 г. и продолжался до 25 августа. Председательствовал на нём епископ Антиохийский Евстафий. Константин прибыл в Никею 14 июня и, пригласив архипастырей, приветствовал их короткой торжественной речью на латинском языке, что должно было подчеркнуть офици¬альный характер происходящего. За¬тем он принял деятельное участие в диспутах. Выступление Ария, назвавшего Христа «произведением и тварью», вызвало бурное негодование присутствовавших. Содержавший те же выражения арианский Символ веры, составленный Евсевием Никомидийским, был на глазах у всех разорван в клочья. Большинство святых отцов, участвовавших в работе собора, хотели сформулировать Символ христианской веры, пользуясь лишь теми выражениями, которые встречаются в тексте Священного Писания. Ариане охотно согласились на это, но давали словам Писания собственное толкование. Дискуссии проходили примерно следующим образом. — Сын от Бога, — начинал формулировать кто-то из противников ариан. — Конечно! Всё от Бога, — следовал ответ, — да не всё — Бог! — Иисус Христос — «сияние славы и образ ипостаси Его» (т. е. Бога Отца), — ссылались на апостола Павла (Евр. 1.3) противники ариан. — И мы созданы по образу и подобию Его, и всякая тварь, даже кузнечики и гусеницы, есть сияние славы Творца, — отвечали им ариане, — но это не значит, что мы или даже Христос тождественны Богу по существу. В конце концов противники ари-1 ан, чтобы отстоять нетварную природу и полноту Божественности Иисуса Христа, вынуждены были воспользо¬ваться не библейскими, а философски¬ми выражениями «единосущный» и «из сущности Отца». Их и включили! в принятый на соборе Символ веры.

Друзья

Христианские картинки