МОНОФИЗИТЫ И IV ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР

Церковь сравнительно легко одолела несторианство. Однако Эфесский собор, осудив его, не дал ясной формулировки христологического догмата, определяющего сущность Христа, который был бы принят всей Церковью и исключал бы возможность разных толкований. Поэтому вскоре после осуждения несторианства появилось течение монофизитов (от греч. «монос» — «один» и «физис» — «природа»). Учение Нестория принижало Божественную природу Иисуса Христа, подчёркивая Его человеческую сущность, а монофизитство, напротив, пренебрегало Его человеческой природой, что также противоречило учению Церкви о спасении: если Спаситель не одной природы с человеком, то тшетны надежды христиан достичь обожения. Начало новому течению положил архимандрит (этот почётный титул носили настоятели важнейших монастырей) Константинопольский Евтихий, получивший от св. Кирилла свод постановлений Эфесского собора. Став горячим сторонником богословия Кирилла, он своеобразно толковал многие формулировки великого алек¬сандрийца. Не отрииая человеческой природы Христа, Евтихий утверждал: как капля мёда неощутима в море, так человечество Христа полностью претворяется в Его Божество. Святой Флавиан, патриарх Константинопольский, созвал поместный собор, который, разобрав учение Евтихия, признал его ересью. Евтихий, полагая себя продолжателем борьбы Кирилла с несторианством, апеллировал к Р иму, помня о его позиции в отношении Нестория. Однако папа св. Лев Великий согласился с осуждением Евтихия. Ересиарх нашёл поддержку у преемника и племянника Кирилла — Диоскора Александрийского, и тому удалось убедить императора Феодосия II в том, что учение Евтихия правильно и должно стать общецерковным. Для проведения в жизнь монофизитской доктрины по приказу императора в Эфесе в 449 г. был созван собор, на котором, как надеялся Лиоскор, монофизитство должно было быть призна¬но Церковью. Позже папа Лев Великий, не прибывший в Эфес ввиду наступления на Р им гуннов, назвал этот собор «разбойничеством». Он так и вошёл в историю под названием «разбойничий собор». Здесь всем заправлял Диоскор; протестовавшего Илария, легата (представителя) Р има, никто не хотел слушать, а Флавиан Константинопольский был избит, смешён с кафедры и сослан. Монофизитство, казалось, восторжествовало на всём христианском Востоке. Однако дальнейший ход событий не позволил утвердиться этому учению. После кончины Феодосия II императорскую власть унаследовали св. Пульхерия, сестра Феодосия, и её муж — св. Маркиан. Они выступили на стороне противников нового учения и созвали для его осуждения IV Вселенский собор в городе Халкидоне, неподалёку от Константинополя. Заседания собора открылись 8 октября 451 г. Эфесское «разбойничество» было осуждено, а Лиоскор низложен. Исправляя упущение III Вселенского собора, Халкидонский собор принял догамат Церкви о соединении двух природ во Христе. В основу его легло послание папы Льва, отправленное св. Флавиану Константинопольскому в подтверждение правильного осуждения взглядов Евтихия. В словах Халкидонского догмата о «двух природах во Христе», соединённых «неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно», наконец было найдено свободное от крайностей несторианства и монофизитства определение учения Церкви о Христе. Это определение вместило в себя великую и непостижимую тайну спасения падшего человечества через воплощение Сына Божия и Его крестную жертву. Бог соединился с человеком, но в этом соединении человек сохраняется во всей своей полноте: он ни в чём не умалён, и в то же время в нём полностью пребывает Бог. Халкидонский догмат дал новое звучание словам св. Афанасия Александрийского: «Бог воплотился, чтобы человек обожился». Помимо обсуждения богословских проблем Халкидонский собор утвердил ставшее уже привычным в V столетии наименование «патриарх» для пяти архиепископов важнейших церковных центров: Р има, Константинополя, Александрии, Антиохии и Иерусалима. Было также подтверждено второе после Р има место Константинополя в ряду патриархатов Церкви. Однако это произошло не потому, что Константинопольская кафедра имела апостольское происхождение (по преданию, её основал брат апостола Петра — апостол Андрей Первозванный), а потому, что в этом городе пребывали император и сенат. Подобно I Вселенскому собору, провозгласившему тринитарный догмат, определявший сущность Святой Троицы, IV Вселенский собор закрепил своим определением христологический догмат. Но, как и Никейский собор, Халкидонский намного опередил свою эпоху. Принять его христологический догмат готовы были далеко не все. Однако если в ходе долгой борьбы за Никейский символ веры учение о единосущии Святой Троицы всё же восторжествовало, то Халкидонский догмат был признан с большим трудом, и на этом пути Церковь понесла огромные потери. Некоторые поместные Церкви и даже целые народы так и не приняли халкидонскую христологию. В Египте и Сирии против Халкидонского догмата боролось монашество. Императорской власти приходилось насильно водворять верных Халкидону епископов на места низложенных еретиков. Защищаемое императорской властью халкидонское учение воспринималось враждебно, сознание народа уже не занимала проблема спасения души. Монофизитство стало национальной религией коптов Египта, армян и семитского населения Сирии. Первоначально правительство империи пыталось утвердить халкидонскую христологию на всей подвластной территории. Но когда этого сделать не удалось, императоры второй половины V в. перед угрозой потери политического единства империи признали монофизитов, занимавших большую часть епископских и даже патриарших кафедр на Востоке. Р им сохранял верность Халкидону, и Константинополь, таким образом, неизбежно вступал в конфликт с Западом. Это породило первый в истории разрыв между Западом и Востоком (484—518 гг.). Позже его удалось преодолеть, но он оставил о себе печаль¬ную память. При императоре Анастасии I (491—518 гг.), открыто поддерживавшем монофизитов, были низложены патриархи Константинопольские Евфимий и Македонии, которые придерживались Халкидонского догмата. Их, как и всех сторонников Халкидона, обвиняли в возрождении несторианства. На Антиохийскую кафедру император возвёл главного идеолога монофизитства Севера Антиохийского, который на соборе сирийских епископов в Тире в 518 г. открыто отверг и осудил IV Вселенский собор.

Друзья

Христианские картинки