ИМПЕР АТОР ЮСТИНИАН И V ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР

Правление императора Юстиниана (527—565 гг.) — трагический рубеж, за которым Церковь, оставаясь Вселенской как единственная хранительница истины Евангелия, перестаёт быть Вселенской в прежнем понимании, т. е. всеобъемлющей. На окраинах бывшей империи сначала прочно водворилось монофизитство, а вскоре арабское вторжение принесло туда ислам. Юстиниан был одержим идеей возрождения Р имской империи в её прежних границах. Если Восточная Р имская империя ещё сохранялась, несмотря на натиск персов с востока и славян с севера, то Западная в V в. прекратила своё существование. На её месте образовалось несколько варварских королевств переселившихся сюда германских народов, которые исповедовали сохранившееся к этому времени только у них арианство, принятое ещё в IV в. Юстиниану удалось вернуть в состав империи большую часть её прежних западных территорий: Италию, Испанию, Р имскую Африку с Карфагеном. Император свёл воедино римское право — так возник «Кодекс Юстиниана»; многие его законы касались жизни Церкви. Именно св. Юстиниану принадлежит окончательное оформление учения о месте императора в Церкви и теории «симфонии» (согласия) Царства и Священства: Священство управляет делами Божественными, внутрицерковными, а Царство — человеческими. В церковной политике Юстиниан также стремился претворить в жизнь идею единства империи. И здесь ему во многом помогала его жена св. Феодора. В отличие от мужа, придерживавшегося ортодоксального учения, её считали сторонницей монофизитов. Многие из них находили покровительство у императрицы. Однако уже современник той эпохи историк Прокопий Кесарийский разгадал замысел императорской четы: Феодора старалась обласкать монофизитов и внушить им надежду, дабы поддерживать религиозный мир и состояние равновесия в империи. Юстиниан хотел, чтобы монофизиты примирились с Церковью, однако многие из них упорно не желали признавать Халкидонский собор и его вероопределение, обвиняя Юстиниана в возрождении несторианства. Император понимал, что вопрос о несторианах мешает возможному примирению с умеренными монофизитами, поэтому он подверг тщательному богословскому анализу труды раскаявшихся еретиков Феодорита Киррского и Ивы Эдесского и главного теоретика несторианства Феодора Мопсуэстского. Итогом стал императорский «Эдикт о трёх главах» (три главы — это три параграфа указа, хотя иногда это понимают как «три личности», о которых идёт речь). Документ осуждал учение Феодора Мопсуэстского и некоторые вызывающие сомнение труды Феодорита и Ивы, причём последних не осуждали лично, так как они отказались от своих заблуждений. Эдикт был воспринят неоднозначно. Особенно встревожился Р им. Там Юстиниана заподозрили в покушении на постановления Халкидонского собора. Чтобы внести ясность, Юстиниан в 553 г. созвал V Вселенский собор в Константинополе. Собор признал «Эдикт о трёх главах» и осудил Феодора Мопсуэстского и противоречащие учению Церкви утверждения Феодорита Киррского и Ивы Эдесского. Важнейшим итогом собора было согласование халкидонско-го учения с александрийским богословием св. Кирилла. V Вселенский собор также подтвердил осуждение богослова III в. Оригена, отдельные идеи которого, несовместимые с учением Церкви, продолжали бытовать в среде монашества. Такое осуждение было необходимо, так как взгляды Оригена, созвучные античной философии, могли привести к распространению лжеучений. В качестве примера упоминались суждения Оригена об изначальном существовании всех человеческих душ и об их последующем воплощении как о наказании за отпадение от Бога. Церковь определила своё отношение к фи¬лософскому наследию античности, усвоив положения, приемлемые для христианства, и отбросив всё, что про¬тиворечило Священному Писанию.

Друзья

Христианские картинки