5. Моральный аргумент

Если логика в чистом виде (онтологический аргумент), сам факт существования мира (космологический аргумент), а также наличие замысла и цели, которые можно усмотреть в мире (телеологический аргумент) не могут безусловно доказать существование Бога, то где же нам искать такое доказательство?

В качестве следующего шага представляется разумным рассмотреть те аспекты человеческого существования, которые связаны с религией. Р?ными словами, может ли то, как люди реагируют на идею Бога, каким-либо образом послужить доказательством его существования?

Здесь открываются две возможности:

опыт нравственности - как чувство, что существуют определенные вещи, которые следует делать, так и ощущение вины, которое может воз-

171

170

никнуть, если человек осознает, что сделал то, что считает непозволительным;

сам религиозный опыт.

Р ассмотрев природу религиозного опыта в первой главе, мы вскоре вернемся к нему и попытаемся понять, насколько этот опыт можно использовать в качестве основы для доказательства существования Бога. Пока же нам нужно рассмотреть, насколько обоснован аргумент существования Бога, базирующийся на нравственности.

Откуда взялись законы морали? На этот вопрос возможны три ответа:

Они могут быть велениями Бога (но в таком случае при любой попытке доказать существование Бога, отталкиваясь от морали, мы попадаем в замкнутый круг, поэтому этот вариант мы сейчас не будем рассматривать).

Р?сточником нравственных законов может быть объективное понимание человеческой природы и устройства мира, в котором живут люди. Если такие законы существуют, они должны быть абсолютными, поскольку приложимы ко всем людям в любое время. Законы такого рода могут либо нуждаться в опоре, которой является вера в Бога, либо не нуждаться в ней.

Законы нравственности могут быть продуктом человеческого общества и человеческого выбора; его целью могут быть, например, общее благо и сотрудничество между людьми. Такие законы нельзя рассматривать как абсолютные. Они создаются для удовлетворения потребностей, возникающих в конкретных ситуациях.

Начнем со второго варианта. Аристотель связывал нравственность с идеей конечной причины (эту концепцию мы рассмотрим в гл. 8). По существу, он придерживался мнения, что люди должны делать

то, что приводит к максимальной самореализации. Если человек поймет свою истинную природу, он будет поступать в соответствии с ней.

Р?ными словами

Нравственность рациональна и объективна: она зависит от того, как мы понимаем свою собственную природу и цели, а не основана на правилах, предписанных каким-либо богом.

В истории древнегреческой философии имела место дискуссия между стоиками и эпикурейцами о соотношении нравственности и счастья. Одни настаивали на том, что исполнение долга - это путь к достижению подлинного счастья, другие отстаивали идею, что достижение счастья как раз и является долгом человека. Таким образом, обе стороны усматривали определенную связь между долгом и счастьем; мир рационален, и, следовательно, из одного так или иначе должно вытекать другое.

Кант подошел к попытке найти объективную основу нравственности с совершенно иной стороны. Он полагал, что космологические аргументы не могут служить доказательством существования Бога и что, отбросив их, возможно найти путь к пониманию Бога, основанному не на разуме, а на вере. Кант сделал это, рассмотрев идею нравственного опыта, в частности идеи добродетели и счастья, особенно волновавшие греков. Он утверждал, что в идеальном мире они должны следовать друг за другом, так что правильное поведение (добродетель) в конечном итоге должно приводить к счастью. Однако при взгляде на окружающий нас мир не остается ни малейшей уверенности в том, что добродетель приводит к счастью. Зачем тогда человеку быть нравственным?

Кант начал с факта, что у людей действительно есть ощущение морального долга - ощущение, что

то или иное действие правильно и его необходимо совершить независимо от последствий. Он называл это ощущение морального долга категорическим императивом в отличие от гипотетического императива (когда вопрос ставится так: «Если хочешь добиться того-то, нужно поступать так-то»).

В «Критике практического разума» Кант изучает предположения, сопряженные с категорическим императивом. При этом он спрашивает: «Что я на самом деле думаю о жизни, если реагирую на абсолютную моральную потребность?» (Р?меется в виду не то, что я считаю верным с рациональных позиций, прежде чем соглашусь с моральным предложением, а то, что я, рационально или нерационально, действительно ощущаю как истинное в момент, когда реагирую на моральный императив.) Кант пришел к заключению, что здесь предполагаются три вещи, которые он назвал постулатами практического разума:

свобода,

бессмертие,

Бог.

Опыт морального обязательства предполагает, что вы действуете свободно (даже если некто, наблюдающий за вами, заявляет, что это не так); что, будучи добродетельным, вы в конце концов испытаете счастье, даже если оно наступит не в этой жизни (например, когда человек жертвует своей жизнью ради других), и что существует общий упорядочивающий принцип, благодаря которому все это возможно, - принцип, который награждает счастьем за добродетель и который можно назвать «Богом».

Р?ными словами, Кант заявил: мы не можем доказать существование Бога, но наше нравственное чувство предполагает, что мир упорядочен согласно нравственному принципу - а это, в свою очередь, предполагает веру в Бога.

Примечание

Связь между моралью и верой в Бога тоже вызывает свои трудности. Некоторые утверждают, что истинная человеческая зрелость требует отказа от религии (такую позицию отстаивает, к примеру, Бертран Р ассел в книге «Почему я не христианин»). Защитники этого взгляда указывают на то, что подлинно свободный рациональный выбор несовместим с религиозной концепцией греха и с идеей награды и наказания. Подчиниться из страха или в надежде заслужить награду не значит совершить свободный моральный выбор.

Будучи сопоставлена с кантовским аргументом, эта позиция ярко высвечивает проблему, которая вновь и вновь встает перед философией религии. Концепция Бога, изученная и усовершенствованная философом, нередко очень далека от реальной религиозной практики и от того, как воспринимают верующие образ божества.

Бог Канта - это опора рационального взгляда на вселенную, постулат чистого практического разума. Он служит опорой рациональному уму. Но, как мы убедились в главе, посвященной религиозному опыту, в религии есть много такого, что вовсе не является рациональным. Р еальная религия не умещается в ту аккуратную упаковку, куда ее хотела бы поместить философия.

Р ассматривая объективную основу нравственности, давайте на минуту вернемся к кантовскому аргументу. Если идея того, что одна вещь является причиной другой, - это концепция, навязанная внешней реальности нашим сознанием, то ее нельзя использовать как основу для доказательства существования Бога. По этой причине Кант отверг космологический аргумент. Р?так:

Если наше сознание навязывает нашему миропониманию идеи пространства, времени и причинности,

то эти вещи не могут служить доказательством чего-либо, существующего во внешнем мире.

Бог, свобода и бессмертие равно не могут присутствовать в мире, данном нам в опыте, но они связаны с тем, как мы воспринимаем мир.

Следовательно, Бог - это регулятивная концепция (то есть часть нашего образа мыслей), а не конститутивная концепция (одна из внешних вещей, которые необходимо обнаружить).

Моральный аргумент Канта сводится к следующему:

Если мы знаем, что значит поступать нравственно (то есть делать то, что мы считаем правильным, даже если это противоречит нашим собственным непосредственным интересам), то самим актом морального поведения мы предполагаем идею Бога. Это не Бог, находящийся внутри феноменального мира, а регулятивная концепция, общая идея божественно обеспеченного морального порядка как необходимый способ истолкования и осмысления жизни.

Внесем ясность относительно второго возможного источника нравственности - идеи, что в мире существует некий объективный моральный порядок. Ее можно использовать для того, чтобы представить Бога опорой морального порядка, как это делает Кант; но на эту же идею может ссылаться и атеист, доказывая с ее помощью возможность существования рациональной основы морали, которая не зависит от Бога.

Третий вариант - мораль как творение человека, продукт индивидуальной или общественной потребности в защите и регулировании. Это «натуралистический» подход, не требующий веры в Бога. Р?менно такого подхода придерживался Юм; в современном мире эта теория тоже широко распространена. Она особенно уместна в ситуациях соприкосновения различных конкурирующих друг с дру-

гом систем моральных правил - например, в ситуациях контакта между разными национальностями или представителями разных религий. Эта теория рассматривает моральные принципы как порождение конкретных социальных групп, которое можно изменить по взаимному соглашению.

Р езюме

Если вы верите в существование объективного морального порядка, его можно использовать либо в поддержку утверждения, что мир был создан нравственным существом (то есть Богом), либо для доказательства, что нравственность существует на объективной моральной основе, а идея Бога не нужна.

С другой стороны, если мораль создана человеком, то для объяснения нравственного опыта Бог не требуется.

В итоге моральный аргумент не может доказать существование Бога. Он может лишь служить иллюстрацией того, каким способом идея Бога используется в ситуациях практического приложения нравственности.

Друзья

Христианские картинки