Христологические споры

Начиная с Иринея Лионского верующие более двух веков принимали как аксиому утверждение, что в Иисусе Христе сочетались Божественная и человеческая природа, и видели в этом залог собственного бессмертия. Сам же факт соединения Божественного и человеческого признавался глубоко таинственным и не подлежащим рассудочному исследованию. Однако в середине IV в. богословская мысль пожелала выяснить, как соединилось ограниченное пространством и временем человеческое естество с абсолютно безграничной природой Бога? Могла ли человеческая природа, вступив в такой союз, остаться неизменной и не раствориться в Бесконечном? В какой момент произошло их соединение? Сколько раз родился Христос? И кто, наконец, действует в Иисусе — Бог или человек? В спорах, разгоревшихся вокруг этих вопросов, теснейшим образом переплетались требования логики и стремление к спасению. В V в. христологические вопросы стали основной темой богословских дискуссий не только в Христианской Церкви, но и во всём позднеантичном обществе. Для обсуждения затронутых проблем пришлось созывать четыре вселенских собора. Р ешительное столкновение различных подходов к христологической проблеме произошло в конце 30-х гг. V в. В 428 г. по настоянию императора Феодосия II (408—450 гг.) патриархом Константинопольским был избран антиохийский проповедник Несторий, наделённый незаурядным ораторским талантом. Однако его взгляды сразу же насторожили константинопольский клир. Когда Несторий и его окружение повели речь о том, что Деву Марию не следует именовать Богородицей, ибо Она не могла родить предвечного Бога, а родила человека, с которым соединилось Слово Божие, ропот поднялся уже и среди светских кругов столицы. Негодованием большинства было встречено распоряжение патриарха называть Марию Человекородицей. Молитвы и церковные песнопения на протяжении веков величали Марию Богородицей и Матерью Божией, новое же слово «Человекородица» не только противоречило вероучению, но и, будучи чуть ли не вдвое длиннее, разрушало привычные молитвенные ритмы. Сам Феодосии II поддержал патриарха, зато сестра императора Пульхерия объявила себя его врагом. Не желая обострять обстановку, Несторий в качестве компромисса предложил желающим называть Марию Христородицей, но по империи уже покатилась молва о появлении новой ереси. В 430 г. патриархи Александрийский и Константинопольский Кирилл и Несторий обменялись соборными посланиями, содержавшими по 12 анафематизмов. Именно из-за этой переписки и произошёл раскол среди восточных Церквей. Папа Целестин I созвал в Р име церковный собор, осудивший воззрения Нестория. Однако император Феодосии II хотел решать восточно-христианские проблемы без вмешательства Запада. В следующем, 431 г. он созвал в Эфесе собор (III Вселенский), который должен был разобрать спор между двумя патриархами. Р аздельно заседавшие антиохийская и александрийская делегации взаимно осудили и низложили Кирилла и Нестория. Об итогах обоих соборов императору было послано два совершенно разных отчёта. Феодосий II сначала утвердил постановления обоих соборов, но ситуация ещё больше запуталась. Тогда император, мечтавший только об утверждении церковного мира, приказал арестовать и Кирилла, и Нестория. Однако участники III Вселенского (Эфесского) собора сумели объяснить Феодосию, что разногласия в Церкви связаны только с еретичеством Нестория. Окончательно сомнения императора рассеялись, когда к нему во дворец во главе крестного хода константинопольских монахов явился знаменитый старец авва Далматий, 48 лет не покидавший стен своей обители. Он пришёл просить государя освободить Кирилла и дать отпор позиции Нестория. Феодосии утвердил постановления III Вселенского собора и признал убеждения Нестория еретическими. Последний был отправлен в ссылку, а св. Кирилл возвращён на Александрийскую кафедру. В 435 г. по приказу Феодосия II все сочинения Нестория были сожжены, а его последователей вынудили бежать в Персию и дальше на восток. В VII и VIII столетиях они создали несколько очагов христианской культуры в странах Среднего Востока. Проповедуемое несторианами учение об Иисусе-Человеке в какой-то степени роднило их с мусульманами, почитающими Иисуса как одного из величайших пророков. В эпоху расцвета Арабского халифата несторианская церковь благоденствовала. В XIII в. её глава — католикос — имел под своей властью 25 митрополий и около 150 епископий. Одно из монгольских племён целиком приняло несторианство, и в течение нескольких веков на контролируемой им территории существовало несторианское теократическое государство. Благоденствие несториан подорвало нашествие армий Тимура. Спасение нашли только те из них, кто ушёл в неприступные горы Курдистана. Именно в этом регионе до недавнего времени проживало большинство современных несториан, однако в последние десятилетия наметилось их массовое переселение в США.

Друзья

Христианские картинки