Ириней Лионский

С критикой гностических концепций одним из первых выступил епископ галльского города Лугудуна (ныне французкий город Лион) Ириней (около 130 — около 200). В сочинении «Обличение и опровержение лжеименного знания, или Пять книг против ересей» он утверждал, что только Церковь хранит во всей полноте истинное учение Иисуса Христа, Который является её небесным главой. Самое точное изложение христианской веры, указывал Ириней, содержится в признаваемых Церковью книгах Священного Писания, ей же принадлежит и решающий голос в его толковании. Ириней, защищая от нападок гностиков учение о воскресении во плоти, утверждал, что безначальный и бесконечный Бог принял зримый образ и облёкся плотью, чтобы человек, сделавшийся после грехопадения Адама смертным, мог снова приобщиться к Богу и спастись от смерти и тления. Эта мысль стала основополагающей для христианского богословия. Однако главным для Иринея Лионского была защита христианского единобожия. Он был первым, кто попытался найти решение тринитарной проблемы (т. е. проблемы одно временного единства и троичности Бога), над которой христианские богословы напряжённо размышляли на протяжении нескольких столетий. Р азличие в именах Божиих, говорил Ириней, свидетельствует не о множественности богов, а о безграничном совершенстве Единого. Дух Святой и Бог Слово (Иисус Христос) — как бы две руки одного Божества. Бог Сын есть «видимое Отца как Отец невидимое Сына». Углубляться дальше в тайну Божественного триединства Ириней не решился, ибо считал, что «не посвящены в неё ни ангелы, ни архангелы, ни херувимы, ни серафимы». Там, где Иринею приходила на помощь вера, последователи греко-римской культуры продолжали искать «мудрость». В их глазах привлекательность любой религиозной или философской концепции заключалась именно в хитроумных логических согласованиях отдельных её постулатов. Христиане же, по мнению образованных язычников, призывали уверовать во что-то совершенно несуразное, ибо идея триединства казалась им бессмыслицей. Р астерянность испытывали даже новообращённые христиане. Например, самый блестящий среди раннехристианских авторов карфагенский богослов Тертуллиан писал: «Умы простые и, можно сказать, невежественные, равно как и люди неучёные, составляющие большую часть верующих, познакомившись с Символом веры, переходят к единому и истинному Бо¬гу... а потом вопиют, что мы проповедуем двух или даже трёх богов». Оставаться безразличной к таким настроениям своей паствы Церковь не могла. Поэтому поиски решения тринитарной проблемы стали в послед¬ней четверти II в. важнейшей задачей христианского богословия. В 177 г. в работе «Прошение о христианах», адресованной римскому императору Марку Аврелию, Афинагор Афинский писал.- «Главная забота христиан — по¬знать, каково единство и различие соединённых Духа, Сына и Отца».

Друзья

Христианские картинки