О ДВЕНАДЦАТОМ ЧЛЕНЕ СИМВОЛА ВЕР Ы

Двенадцатый член Символа веры читается: «И жизни будущаго века. Аминь».
Здесь подразумевается тот же глагол, который поставлен и в одиннадцатом члене, именно — «чаю».
До сих пор на протяжении всего Символа веры ключевым, краеугольным словом было начальное слово: «Верую». Именно оно подразумевалось в каждом утверждении: верую — во единого Бога, верую — в Сына Его Иисуса Христа, верую — в Его воплощение «нас ради человек и нашего ради спасения», верую в Духа Святого, и, наконец, верую в Церковь.
Но вот теперь, в утверждении заключительном, которое как бы подводит итог всей нашей вере, всю ее обнимает и объединяет, мы слышим другое слово. Слово это — чаю, т.е., в переводе с церковно-славянского: жду. Жду воскресения мертвых и жду жизни будущего века. Когда, перечислив все то, во что я верю, я добавляю — жду; это означает, что моя вера во мне претворяется в некое активное состояние, пронизывающее меня и определяющее так или иначе мою жизнь. Я верю и потому жду. Я жду того, во что верю. Тут ожидание раскрывается как направленность, как действие веры, а вера — как источник ожидания. Славянское «чаю» сильнее русского «жду». «Чаю» включает в себя именно желание того, чего я жду, радость о нем как о приближающемся счастье. Но чаять, ждать в этом смысле можно только чего-то, что я уже хотя бы отчасти знаю. Вера сама есть, прежде всего, встреча с Тем, Кого она утверждает, и потому — знание, видение души пронзает сердце.
«Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века». Каким-то краем души я уже вкусил этой жизни и знаю, что она уже сейчас, уже тут началась и доступна. И потому всякий верующий во Христа не только ищет у него помощи в «этом веке», в этой жизни. Он ждет Его. «Ей гряди, Господи Иисусе!».
Господь Иисус по совершении суда Своего призовет праведников наследовать Царство, уготованное им от создания мира (см. Мф. 25, 34). Он сказал Своим ученикам, которым предстояло пройти до конца путь свидетельства о Нем, что когда Он снова придет, то возьмет их к Себе, чтобы они всегда были с Ним (см. Ин. 14, 3). «Отче! — обращается Он к Богу Отцу в Своей первосвященнической молитве, — которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, потому что возлюбил Меня прежде основания мира» (Ин. 17, 24).
Блаженство вечной жизни в Царстве Христовом состоит в созерцании Бога, в полноте богопознания, в теснейшем общении с Богом. Здесь происходит переход от веры к ведению. Сравнивая опытное богопознание, которого достигают верою праведники в этой жизни, с тем, которое откроется в вечном Царстве Христа, св.Апостол Павел пишет: «... мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится... Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу, теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1 Кор. 13, 9—10. 12).
Для праведных это будет жизнь «столь блаженная, что мы теперь сего блаженства и вообразить не можем» . Источником такого блаженства будет особая близость ко Господу, непосредственное общение с Ним: тогда мы «увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3, 2), и «будет Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28), и мы «всегда с Господом будем» (1 Фес. 4, 17). В блаженстве души будет участвовать и тело, «оно будет прославлено светом Божиим, подобно как тело Иисуса Христа во время Преображения Его на Фаворе» . «Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему – облечься в бессмертие» (1 Кор.15, 53).
Блаженство праведных будет иметь различные степени, «по мере того, как кто здесь подвизался в вере, любви и добрых делах» . «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд, и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых…» (1 Кор. 15, 41—42). «…Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет, а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2 Кор. 9, 6).
Блаженство праведных будет вечным: «Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин. 10, 28).
Тайнозритель свидетельствует, что в Царстве Христовом «отрет Бог всякую слезу с очей их (т.е. праведников), и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр. 21, 4). Таким образом, те временные страдания, которые выпадают на долю человека в этой жизни, наипаче же в связи с его свидетельством о Христе, несоизмеримо вознаграждаются вечным блаженством в Царстве Христовом. Ибо как изрек еще пророк Исайя: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (Ис. 64, 4; 1 Кор. 2, 9).
О невыразимости человеческим языком вечного блаженства праведников со Христом пишут и святые отцы. «Какая будет слава, какая радость, — восклицает священномученик Киприан, еп.Карфагенский, — удостоиться того, чтобы зреть Бога и вместе со Христом, Господом Богом твоим, вкушать радость спасения и вечного света; приветствовать Авраама и Исаака, и Иакова, и всех патриархов и пророков, и апостолов, мучеников; вместе со святыми и друзьями Божиими наслаждаться сладостью дарованного бессмертия, — и получить то, чего око не видело, ухо не слышало, и что на сердце человеку не восходило!» (Послание IV).
«Царство небесное есть созерцание, — указывает св. Василий Великий. — Теперь, как в зеркале, видим тени вещей; а впоследствии, освободившись от сего земного тела и облекшись в тело нетленное и бессмертное, увидим их первообразы. Увидим же, если жизнь свою управим по прямому пути, и будем заботиться о правой вере, без чего никто не узрит Господа» (Послание к Кесарийским монахам).
Беззаконники «будут преданы вечной смерти, или иначе сказать, вечному огню, вечному мучению, вместе с диаволом». Грешники не увидят жизни, «но гнев Божий пребывает» на них (Ин. 3, 36), они будут ввержены «в озеро огненное» (Откр. 20, 15), «там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 13) . Такое состояние есть состояние не жизни, а смерти, это и есть «вторая смерть» (Откр. 20, 14).
Мучения грешников также будут иметь свои степени: «Р аб…, который знал волю господина своего,…и не делал по воле его, бит будет много, а который не знал и сделал достойное наказания, бит будет меньше» (Лк. 12, 47—48). Так строго будет поступлено с грешниками «не потому, чтобы Бог хотел их погибели» , но потому, «что они не приняли любви истины для своего спасения» (2 Фес. 2, 10). Бог же «хочет, чтобы все люди спасались и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4).
Символ веры начинается с торжественного утверждения веры в Бога. Это утверждение — не только акт интеллектуальный, оно предполагает всецелое вовлечение души и ответную отдачу. Во Христе посредством Духа Святого жизнь верующего преображается, потому что христианин, хотя и живет в «мире сем», — не «от мира сего». Его взгляд обращен к Царству света, поэтому Символ веры и заканчивается радостным исповеданием чаяния воскресения и жизни будущего века, в котором уже не будет «ни болезни, ни печали, ни воздыхания».

Друзья

Христианские картинки