О ТР ЕТЬЕМ ЧЛЕНЕ СИМВОЛА ВЕР Ы

Третий член Символа веры читается так: (Верую в Господа) «Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася».
В этом члене говорится о сошествии Сына Божия с неба на землю и воплощении Его.
Христианство — религия спасения; а это значит не просто «улучшения» жизни, помощи в житейских невзгодах, раскрытия норм и принципов поведения, но именно спасения. Спасение предполагает гибель. Мы перестали ощущать себя существами действительно гибнущими, существами, чья жизнь неумолимо стремится к бессмысленному распаду, чья жизнь поглощается злом, пустотой, ужасом умирания, животной борьбой за существование, страшной похотью власти, войной, всех против всех, ложью, отравляющей самые истоки жизни, серостью, приговоренностью к смерти. В мире царит и всем управляет гибель.
Необходимо спасение самой жизни, так безнадежно оторвавшейся от собственного своего содержания, от Бога, от Света, от Истины, от Вечности.
Грех разделил человека с Богом.
Душа человеческая потеряла целеустремленность к Богу. Грех оторвал душу от тела. Тело, потерявшее возвышенную силу души получило влечение к чувственности, к наслаждению без рассуждения, к «хаосу», к смерти. От первого греха произошла двоякая смерть: и телесная, и душевная.
Душа, как существо духовное, не может умирать и разрушаться подобно телу; она, лишенная благодати Божией, может приходить в состояние сильной скорби и мучения, которое называется смертью ее.
От первых людей грех и его последствия распространились на весь род человеческий путем естественного рождения. Так как все люди произошли от первого человека уже после падения его, то все они по самой природе своей сделались грешными и смертными.
Об этом ясно говорит апостол Павел: «Как одним человеком грех вошел в мир, и через грех смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Р им. 5, 12). Здесь под «одним человеком» разумеется первый человек, от которого произошли все люди и который был представителем всего человечества – оттого в нем все люди, имевшие произойти от него, согрешили, т.е. пришли в греховное состояние. И так как неизбежным следствием греха была смерть, то и она перешла во всех людей, так что все стали рождаться смертными. Первородный грех, который через первого человека вошел в мир, сделался причиною смертности всех людей.
Первородным грехом в отношении к прародителям называется нарушение ими заповеди Божией в раю и то греховное состояние, в какое они впали через этот грех, а в отношении к потомкам — их-то греховное состояние, в каком рождается каждый человек.
Священное Писание ясно указывает нам на нравственное повреждение человеческой природы, общее всем людям, как следствие первородного греха. Так, праведный Иов говорит: «Кто родится чистым от нечистого? Ни один» (Гл. 14, 4). Апостол Павел говорит: «Все согрешили и лишены славы Божией» (Р им. 3, 23). Другой апостол свидетельствует, что «весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5, 19).
Опыт также ясно говорит нам о всеобщем нравственном повреждении человеческой природы. Не было и нет ни одного человека, который не имел бы никакого греха.
Грех разделил человека с Богом, и человек своими силами преодолеть эту преграду оказался неспособен.
Бог есть Любовь, и это значит, что ничего не может нарушить Его любви. Поэтому Бог не перестает помогать падшему человеку исполнять свое предназначение, избавляя его прежде всего от рабства диавола и греху.
Бог способен был одним словом возвратить людям дар Своей благодати, снова дать им Свою энергию, опираясь на которую люди были бы способны преодолеть грех, вернуться в рай. Со стороны человека для этого ничего бы не потребовалось. Но в таком случае люди стали бы объектами действия Высшей Силы, и объектами неразумными. В таком случае где была бы наша свобода? Механическое спасение невозможно. Человек пал по своей воле, по своей воле он должен и встать. Вновь свободно совершить свой выбор и вернуться к Богу. Бог не мог вернуть нас в рай помимо нашей воли, потому что такое действие вошло бы в противоречие с Его замыслами. Он создал нас по Образу Своему, создал нас свободными.
Бог дал обетование: «Семя жены сотрет главу змия». Это означает, что спасение должно было быть совершено с человеческим участием. Р ожденный Девой должен был послужить делу этого спасения.
Путь возвращения к Богу должен был быть совершен непременно при участии человека, дабы сохранилась свобода, дабы не был поколеблен образ Божий в личности человека.
И вот Бог избирает удивительный способ, удивительное средство, сочетание человеческой свободы, человеческого участия и Своего участия.
Бог входит в ткань человека, Бог становится человеком, Бог в личности Иисуса Христа соединяет Свое Божественное Начало, Свою Божественную Природу с человеческой природой, с человеческой свободой.
В личности Иисуса Христа Бог и человек участвуют в возвращении всего человечества в рай.
Человек отказался возвыситься до Бога, а ведь Бог предложил это человеку, Он создал его по образу и по подобию Своему, пригласил его стать таким как Он Сам. Человек отказывается от этого Богом определенного порядка бытия, согрешает, уходит из Р ая, отрекается от Бога, желает стать как Бог, но опираясь на свои собственные силы.
И вот Бог приходит к человеку, чтобы человек увидел Бога и полюбил Его. Апостол Иоанн говорит: «Невозможно любить Бога, Которого не видишь». И в самом деле, напрягайтесь сколько угодно, мобилизуйте все свои силы, вам не удастся полюбить абстрактного Бога, которого и представить невозможно.
Чтобы человек дотянулся до Бога, он должен был увидеть Бога. Он увидел Его в личности Иисуса Христа, Сына Божия.
Во II веке св. Ириней Лионский сказал: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» . В IV веке св. Афанасий Великий повторяет эти слова, затем те же слова говорит блаж. Августин. Эта мысль проходит через всю святоотеческую письменность. Здесь раскрывается весь смысл спасения.
Бог становится человеком, чтобы человек увидел Бога, узнал Бога, полюбил Бога и через это стал ближе к Богу, уподобился Ему. Сын Божий соделался Сыном Человеческим для того, чтобы сделать сынов человеческих сынами Божиими. Бог стал человеком, чтобы человек стал богом по благодати. Бессмертный принимает образ смертного, чтобы дать бессмертие.
Через воплощение Бога Слова человек возвышается на новую ступень, делается «новый тварью», которая способна жить не только своей, но и Божественной, Вечной жизнью, жить одной жизнью со Христом. Воссоединение с Божественной жизнью и есть восстановление образа Божия в человеке.
Тогда как второй член Символа веры говорит о Сыне и Его онтологической и превечной связи с Отцом, третий говорит о Его Воплощении.
Новозаветное откровение торжественно провозглашает, что ожидаемый Израилем Мессия — воплотившееся Слово Божие — есть одновременно и совершение и превосхождение Ветхого Завета: пророки ясно предвозвестили, что наступит новая эра с приходом Мессии, то есть Посланника Всевышнего; даже образ этого Мессии четко ими определен: так, в книге пророка Исаии начертан образ униженного и оскорбленного Р аба (Ис. 53). С другой стороны, оставаясь верным строгому монотеизму, еврейское богомыслие провидело как бы некую персонализацию Божественной Премудрости (Притч. 8—9; Еккл. 1 и 24), но никогда не сближалась личность Мессии—освободителя с воипостазированной Божественной Премудростию. Кроме того, в последние века до нашей эры среди евреев расцвел экзальтированный национализм с оттенком ксенофобии, который затемнял древнепророческое универсальное видение Мессии. Для многих ожидаемый Мессия был Мессией восстановления еврейского государства; даже апостолы, вплоть до Пятидесятницы, не могли освободиться от подобных представлений (Деян. 1, 6). Третий член Символа веры — отголосок евангельского утверждения: «И Слово плоть бысть и вселися в ны» (Ин. 1, 14). Церковь всегда с особенной силой защищала учение о Воплощении от тех, кто отрицал или искажал эту истину, обосновывающую уверенность в нашем спасении. При разборе предыдущего члена Символа мы подчеркнули, сколь ревностно Церковь провозвещала об Иисусе Христе, истинном Боге и истинном Человеке. Православие вело жестокую борьбу против докетов, которые, по мистическому своему дуализму, отрицали реальность Воплощения; именно этих еретиков и имеет в виду в первом своем Послании святой Иоанн Богослов, когда пишет: «Духа Божия узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога. А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста» (1 Ин. 4, 2—3). Во втором своем Послании он также пишет: «Многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист» (2 Ин. 7). Тем самым Священное Писание предостерегает нас не только от ереси докетов, но равно и в особенности от всякого псевдоспиритуализма, не ставящего в центр своего учения Иисуса Христа, воплотившееся Слово Божие.
Воплощение — это «событие», всепревосходящее в истории спасения: оно не из тех фактов, которые можно бы перечислять в ряду с другими. Это то «событие», которое в корне преобразовало историю, потому что Воплощением Слова отношения между Богом и человеком совершенно изменились. В христианском учении понятие времени линейно, а не циклично, то есть у времени есть начало, ознаменованное сотворением мира, и конец, знамением которого станет последний Суд. И в одном месте прямая эта прерывается Воплощением. Апостолам и христианам первых веков был, несомненно, понятен решающий смысл Воплощения, в котором они справедливо видели начало эсхатологической эры, предвозвещенной пророками (Деян. 2, 14— 36, отметим ссылку на Иоиля 3, 1. 5). Что же до святого Иринея Лионского, великого учителя и свидетеля Предания в конце II века, то он называет эру, наступившую с Воплощением, — наиновейшими временами, то есть временами последними (Против ересей, 3. 24, 1), независимо от каких бы то ни было соображений о временной их протяженности. Очевидна простота терминологии Символа веры и сжатость догматических разъяснений: и здесь также надо помнить о том, что было сказано в комментарии на предыдущий член Символа: о сознательном отказе от всякого умозрительного богословствования.
Итак, о причине Воплощения кратко сказано так: «Нас ради человек и нашего ради спасения». Никчемным и праздным рассуждениям на тему: совершалось бы все-таки Воплощение не будь первородного греха, а значит и без необходимости, в собственном смысле слова, искупления, в правиле веры нет места. С другой стороны, отметим, что формулировка этого члена Символа веры в соответствии с чрезвычайно ясными словами Писания — «ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 3—4) — предполагает всеобщность спасения, данного человечеству. Вряд ли нужно добавлять, что выражение Символа «нас ради человек...» относится не только к этому члену, но и ко всем следующим, где говорится о домостроительстве (икономии) воплотившегося Слова.
Выражение, что Сын Божий «сошел с небес и воплотился», вовсе не значит, что Он находился где-то наверху во вселенной, а затем спустился на Землю. «Сшедший с небес» на языке Священного Писания значит пришедший из совершенно иного, божественного бытия, которое находится вне пределов пространства и времени тварного физического мира. Вообще, мы должны всегда помнить о символическом характере наших слов и утверждений о Боге.
Слова «сшедшаго с небес», конечно, не имеют значения грубо материального: они указывают на безграничное Божественное снисхождение в Воплощении и подчеркивают всю реальность этого события, таинственное величие которого так правдиво и прекрасно выражено в догматическом письме святого Софрония (VII век), где он пишет, что воплотился Тот, Который бесплотен; принимает наш зрак Тот, Который по Божественной своей Сущности не имеет зрака внешнего или видимого, обретает тело, подобное нашему, Тот, Который бестелесен; становится воистину Человеком, непрестанно пребывая Богом; видят Его во чреве Матери Его, пребывающего в лоне Превечного Отца; Он, вневременный, получает начало во времени — все это не по своему произволу, но действительно и истинно уничижив Себя всецело, по воле Отца и Своей воле; Он принял на Себя все наше человеческое естество, взял плоть, единосущную плоти нашей, разумную душу — подобную нашей душе, ум — подобный нашему уму, ибо это есть состав человека. Надо отметить, что следует правильно толковать заимствованное у апостола Павла (Флп. 2, 7) слово «уничижив», потому что то, чего совлекся в Воплощении Христос, — это не Божественной Своей природы, но Славы, Которую Он имел до земного Своего существования, и которая должна была бы отразиться в Его человеческом облике, и которую Он, однако, явил в Преображении. Воплощение Слова не повлекло за собой никакого изменения единой Божественной Природы: эта истина веры отражена в одной из литургических молитв святого Иоанна Златоуста: «Но обаче неизреченнаго и безмернаго Твоего человеколюбия, непреложно и неизменно был еси человек, и архиерей наш был еси».
Учение о воплощении Сына Божия особенно ясно выражено в словах Евангелиста Иоанна: Слово стало плотью, т.е. сделалось человеком. Предвечный Сын Божий рожден как человек от Девы Марии силою Святого Духа (Мф. 1; Лк. 1).
Р ождество Иисуса Христа было таинственным и сверхъестественным событием, ибо это было воплощение Бога. Сверхъестественность его заключалась в том, что рожден Он был без плотского отца, от Девы.
Сын Божий, предвечно рожденный от Отца, единосущный Отцу, образовал Себе из непорочной и чистой плоти Девы Марии плоть, оживленную разумной душой. Слово Божие соединилось не с человеком, существовавшим до воплощения, но в самый момент соединения Божества с человеческим естеством одушевленная плоть образовалась в утробе Девы. Это не было обожествлением человека, а было вочеловечением, воплощением Бога.
Слово вочеловечшася прибавлено в Символе веры для того, чтобы показать, что Иисус Христос был совершенным человеком, с человеческой душой, умом и телом. Он переживал все естественные человеческие состояния: рост и развитие, неведение и учение, голод, жажду, усталость, печаль, разочарование. Он знал также человеческие искушения, страдания и смерть. Христос вошел в этот мир, сделавшись таким, как все люди, во всем, кроме греха.
Об этом ясно говорит апостол Павел: «Един посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2, 5).
В едином лице Господа Иисуса Христа соединились два естества, две природы: и соединились без превращения и изменения, так что Божественная природа сохранила в Нем свое совершенное Божество, а человеческая — совершенное, полное человечество.
Сын Божий и Сын Человеческий — един Сын, един Богочеловек.
Р одившись от Девы Марии как человек, Сын Божий остался совершенным Богом, хотя и стал полным, совершенным Человеком. Но это один и тот же Господь Иисус Христос, один и тот же Сын Божий и Сын Человеческий.
Будучи совершенным Богом, Иисус Христос единосущен Отцу и имеет все Его свойства, кроме нерожденности, а будучи совершенным Человеком, Он единосущен праотцу Адаму и всему роду человеческому и во всем подобен нам, кроме греха.
Человеческая душа Иисуса Христа свободно мыслила, свободно чувствовала, свободно произволяла и свободно покорилась воле Божества, никогда не противореча ей, хотя и отличаясь от нее.
Церковь исповедует, что Господь наш «воплотился от Духа Святаго и Марии Девы» и это соответствует тому, о чем подробно говорит Евангелие (Мф. 1, 18—25; Лк. 1, 26—38). Упоминание Пречистой Девы Марии подчеркивает всю реальность человека в Спасителе нашем, Мессии из рода Давидова, о котором возвещал Ветхий Завет. Воплощение совершилось не только по превечному совету Пресвятой Троицы (1 Пет. 1, 17—20), но также и по согласию Пресвятой Девы (Лк. 1, 38). В этом доверчивом послушании слову Божию церковное Предание видит ответ на ослушание Евы. Святой Иустин в первой половине II века пишет: «Мы понимаем, что Христос стал человеком через Деву, чтобы ослушание по наущению змия кончилось тем же путем, как и началось. Действительно, Ева, девственная и непорочная, вняв словам змия, породила ослушание и смерть; Дева Мария, познав веру и радость, когда в благовестии Ей архангела Гавриила, что Дух Господень снидет на Нее и сила Всевышнего осенит Ее, так что Р ождаемое Ею свято наречется сыном Божиим, ответила: “Да будет мне по слову твоему”. Итак, Он родился от Нее, Тот, о Ком столько говорит Писание... Через Него Бог сокрушает царство змия и тех ангелов или людей, которые ему уподобились, и избавляет от смерти тех, кто кается в своих грехах и верует в Него». Этот столь близкий поколению апостолов отец с большой догматической сдержанностью и точностью открывает перед нами все те основы, на которых зиждется христианское почитание Пресвятой Девы Марии. Через Воплощение Христос становится, по природе человеческой, во всем подобным нам, кроме греха (Евр. 2, 17; Р им. 8, 3; Флп. 2, 7).

Человеческую природу Сын Божий воспринял от Пресвятой Девы Марии.
Пресвятой Деве Марии св. Церковь приписывает наименования Богородицы и Приснодевы.
Первое приличествует Ей потому, что Сын Божий воспринял от Нее человеческую природу, не переставая быть Богом; второе вполне принадлежит Ей потому, что Она и после рождения Сына Божия оставалась Девою так же, как была Девою до зачатия и рождения Его .
На первое наименование есть указания в самом Священном Писании. Так пророк Исаия говорит: «Се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (7, 14). Здесь пророк, называя Сына Пресвятой Девы “Еммануилом” или “Бог с нами”, показывает, что Пресвятая Дева может быть называема и почитаема как Богородица.
Праведная Елизавета, при встрече Пресвятой Девы, назвала Ее Матерью Господа: «Откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1, 43). А это название равносильно наименованию Богородицы.
Православная церковь почитает Пресвятую Деву выше всех сотворенных существ, не только людей, но и Ангелов. Как Матерь Сына Божия по человечеству, Она превосходит благодатию и близостью к Богу, а следовательно и достоинством, все прочие существа. И потому св. Церковь почитает Ее выше Херувимов и Серафимов . Пресвятая Дева Мария явилась наиболее совершенной представительницей человеческого рода, безраздельно отдавшей Себя Богу. Человеческая природа в результате свободного личного выбора дает свое согласие послужить вочеловечению Бога. Она предает себя Богу всецело в неповторимой личности конкретного человека. Согласие Девы Марии сделало возможной встречу человеческой воли с Божественной. Абсолютное доверие к Его Любви. Никакого эгоизма — полное послушание Богу, всесовершенное единение с Богом, максимальная реализация всех жизненных возможностей. Наиблизкая к Богу и усыновлением Ей рода человеческого. Пречистая является как бы звеном между Творцом и сотворенным миром. Она — Предстательница.
Спасение человечества Иисус Христос совершил Своим учением, жизнью и особенно крестной смертью и воскресением из мертвых. Но учение Иисуса Христа бывает спасительно для нас только тогда, когда мы веруем в Него всем сердцем и стараемся следовать Ему в своей жизни. Р авным образом и жизнь Его бывает спасительна для нас только тогда, когда мы, по возможности, стараемся подражать Его жизни. Об этом Сам Он говорит: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12, 26). Отсюда видно, что последующий Христу в своей жизни получит участие в Его Вечном Царстве.

Друзья

Христианские картинки