ТАИНСТВО СВ. ПР ИЧАЩЕНИЯ

Получить прощение грехов — не значит еще из нечестивого сделаться праведным, из грешника — святым: праведность и святость предполагают и соответствующее этим определениям содержание души. Через таинство же покаяния человек делается только способным к восстановлению совершенного им через грех разрыва между грешной душой человека и ее Спасителем, становится готовым снова принять в себя Дух Христов. И как освободившемуся от телесного болезненного процесса необходимы для полного восстановления его сил и начала здоровой деятельности и чистый воздух, и здоровое питание, так и выздоровевшему духом необходима бывает тотчас же атмосфера Христовой веры и любви, как воздух спасения, и истинное духовное питание для укрепления воли в добре.
В храм к богослужению особенно усилено призывается кающийся в своих грехах, так как там он найдет и сильное побуждение к покаянию, и ободрение в своих покаянных чувствах; в храм призывается и раскаявшийся грешник, так как только в храме он найдет и так нужную для его очищенной души атмосферу веры и любви, и ту истинную в таинстве Причащения пищу, которой жаждет его открытая для любви к Богу душа. Таинство Причащения является мистическим приобщением, причастием людей Богу, друг другу, всему человечеству и всему, что только существует через Христа в Святом Духе.
Причащение есть таинство, в котором верующий под видом хлеба и вина, вкушая самого Тела и Крови Христовой, таинственно соединяется со Христом и получает залог вечной жизни .
Это таинство установлено было Самим Иисусом Христом на последней Тайной Вечери, благословив приготовленный хлеб, Он преломил его по числу учеников и, раздавая им, сказал: «Приимите, ядите; сие есть Тело Мое, Еже за вы ломимое»; потом, взяв чашу и воздав хвалу Богу, подал им, говоря: «Пийте от нея вси, сие бо есть кровь Моя Нового Завета; Яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание» (Мф. 26, 26—29; Мк. 14, 22—25; Лк. 22, 19 и 21).
При этом установлении нового таинства Иисус Христос ясно указал на предстоящее Ему крестное страдание. Слова: «Еже за вы ломимое» (т.е. Которое для вас преломляется) и «Яже за вы и за многия изливаемая» (т.е. Которая за вас и за многих изливается), очевидно, указывали на то «преломление» Тела и на то «пролитие» Крови Его, какие вскоре имели совершиться на кресте и во время распятия Его. В воспоминание этих-то спасительных страданий Своих. Он повелел апостолам всегда совершать таинство св. Причащения «сие творите в Мое воспоминание».
Господь пролил Свою Кровь и принес Себя в жертву по любви к роду человеческому, и потому Тело и Кровь Его таят в себе всю силу этой жертвенной, объединяющей любви.
Человеческая природа Господа принесена однажды в жертву Богу на Голгофе, но через участие в установленном Им Самим Таинстве Причастия верующим дана возможность вновь и вновь приобщаться спасительной силе этой великой жертвы и одержать полную победу над грехом, диаволом и смертью, так как Господь Своею жертвенною любовью победил это великое зло. Победа Господа запечатлена Его Светлым Воскресением. Верующие причащаются прославленному Телу и Крови Господа, и потому Святые Дары именуются пищею бессмертия. В них залог и нашего воскресения. В Святых Дарах заключена также вся чудотворная сила Самого Спасителя, в частности, сила целительная. Церковь хранит свидетельства о бесчисленных исцелениях по Святом Причащении; но главное чудо, которое совершается над участниками Святых Таин, — это исцеление и даже воскрешение уязвленной и умерщвленной грехом человеческой души.
Наименование Таинства «Евхаристия» означает благодарение, под словом «благодарение» здесь разумеется радостное сознание всемогущества Божественной Правды и любви, вера в конечное торжество добра, уже предрешенная победой Господа, и хвала Богу за все дарованное Им. К истинному благодарению способно только благородное, очищенное сердце, ибо, по слову Господню, только «чистые сердцем увидят Бога» (Мф. 5, 8). Но Евхаристия и ведет человека к очищению для духовного созерцания славы Божией, которая открылась людям всего более в Боговоплощении и во всем жертвенном служении Богочеловека, что в особенности вспоминается в продолжении всей Евхаристии.
Люди, духовно прозревшие и увидевшие безмерную красоту Божественного о нас промышления, готовы и самую жизнь свою свободно отдать в жертву благодарения; и ничто так не объединяет, как эта общая, бескорыстная радость о Господе.
Святая Евхаристия в Православном Предании называется «таинством таинств» или «таинством Церкви». Она — сердце церковной жизни, источник и цель всех церковных учений и учреждений.
Со дня пятидесятницы апостолы и по их примеру все христиане стали собираться для совершения Евхаристии в «день Господень», то есть в воскресенье. Таким образом, в христианстве воскресение — день памяти Нового Завета с Богом — заменило субботу, которая до Христа являлась Днем, посвященным воспоминанию о Ветхом Завете Бога с человечеством. Христиане являются «Новым Израилем», с которым Бог заключил Новый Завет в Своем Сыне. Воскресный день об этом свидетельствует, и потому нельзя быть членом Церкви, не участвуя регулярно в воскресной Евхаристии.
Христос воскрес в день воскресный, Святой Дух сошел на Церковь тоже в воскресение и потому воскресенье же Церковь постоянно призывает Святого Духа и Он осуществляет посреди нас и в нас Божие присутствие. Хлеб и вино становятся Телом и Кровию Господа Иисуса Христа. Как таинство любви и единения Евхаристия сохраняет общественный характер, совершается всею Церковью; она есть «общее дело» всех верных, по-гречески «литургия».
Цель Божественной Литургии, та же, что и у всякого религиозного действия — ставить людей в связь с Божеством (само слово «религия» происходит от латинского «religare», то есть «связывать»). Назначение Литургии — вводить людей в близость Божию.
Евхаристическое приношение по своему смыслу является жертвой, в которой Сам Христос — «Приносяй и Приносимый, Приемляй и Р аздаваемый» (молитва священника во время Херувимской песни из Литургии св. Василия Великого). Сам Христос является единственным истинным совершителем Евхаристии: Он невидимо присутствует в храме и действует через священника. Для православных христиан Евхаристия не просто символическое действие, совершаемое в воспоминание Тайной Вечери, но сама Тайная Вечеря, ежедневно возобновляемая Христом и непрерывно, с той Пасхальной ночи, когда Христос возлежал за столом со Своими учениками, продолжающаяся в Церкви. «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими», — говорит приступающий к Причащению. Не только Тайная Вечеря, но и голгофская жертва Христа возобновляется за каждой Литургией: «Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным» (из Литургии Великой Субботы).

Православная Церковь безусловно верует, что в Евхаристии хлеб и вино становятся реальными Телом и Кровью Христа, а не только символом или образом Тела и Крови.
По существу своему эта пища (Евхаристия) в высшей степени духовная, но не перестает быть и вещественной. Своей вещественной стороной она питает и олицетворяет тело. Своей же духовной силою, как огнем, она проникает в дух человека. Эта сила становится в нем неиссякаемым источником жизни. Человеческая природа соединяется с Божественной природой. Все существо человека вступает с Богом в союз высший, теснейший, существеннейший. Для христианина выше и сладостнее, чем Причащение Святых Христовых Таинств, ничего не может быть. Все меркнет в сладостном сознании — во всех причащающихся течет Кровь Христова, Кровь Самого Бога.
Поэтому и соединение верующего со Христом в Евхаристии бывает не символическим и образным, но истинным, реальным и всецелым. Как Христос пронизывает Собою хлеб и вино, наполняя их Своим Божеством, так Он входит в человека, наполняя его плоть и душу Своим животворным присутствием и Божественной энергией. В Евхаристии мы становимся, по выражению Свв. Отцов, «сотелесными» Христу, Который входит в нас, как в утробу Девы Марии . Св. Иоанн Златоуст говорит, что «для того Он (Христос) смесил Себя с нами и растворил Тело Свое в нас, чтобы мы составляли нечто единое, как тело, соединенное с главою» . Прп. Симеон Новый Богослов пишет о том, что Христос, соединяясь с нами, делает божественными все члены нашего тела: «Ты сродник наш по плоти, а мы (Твои сродники) по Божеству Твоему... Ты пребываешь с нами ныне и во веки, и делаешь каждого жилищем, и обитаешь во всех... каждый из нас в отдельности с Тобою, Спаситель, весь со Всем, и Ты — с каждым в отдельности находишься. Один с одним... И таким образом все члены каждого из нас сделаются членами Христовыми... и мы вместе сделаемся богами, сопребывающими с Богом» . В словах прп. Симеона особенно видна связь между Причащением и обожением, являющимся целью христианской жизни. Подчеркивается также ощутимый и телесный характер соединения со Христом: наша плоть в Евхаристии получает как бы закваску нетления, становясь обоженной, и когда она умрет и истлеет, эта закваска станет залогом ее будущего воскресения.
В силу такой исключительности таинства Евхаристии Церковь придает ему особое, ни с чем не сравнимое значение в деле спасения человека. Вне Евхаристии нет ни спасения, ни обожения, ни истинной жизни, ни воскресения в вечности: «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6, 53—54). Поэтому Святые Отцы советовали христианам никогда не уклоняться от Евхаристии и причащаться насколько возможно часто. «Старайтесь чаще собираться для Евхаристии и славословия Бога» , — говорит св. Игнатий Богоносец («собираться для Евхаристии» значит причащаться, так как во времена св. Игнатия на Евхаристии причащались все присутствующие). Прп. Нил (IV в.) говорит: «Воздерживайся от всего тленного и каждый день причащайся божественной Вечери, ибо таким образом Христово Тело бывает нашим» . Св. Василий Великий пишет: «Хорошо и весьма полезно каждый день приобщаться и принимать Тело и Кровь Христову... Впрочем, мы приобщаемся четыре раза каждую неделю: в день Господень, в среду, пятницу и субботу, а также и в другие дни, когда бывает память какого-либо святого» . Согласно 8-му Апостольскому правилу, те, кто долго не причащались без уважительной причины, отлучались от Церкви: «Верные, не пребывающие во святом общении, должны быть отлучаемы как вводящие беспорядок в Церкви» . Не только в раннехристианскую эпоху, но и в более позднее время многие святые призывали к частому причащению, в частности — в XI в. прп. Симеон Новый Богослов, учивший о необходимости ежедневно причащаться со слезами; в XVIII в. прп. Никодим Святогорец, написавший книгу «О частом причащении»; в XIX в. и начале XX в. — св. Иоанн Кронштадский, ежедневно служивший Литургию и причащавший тысячи людей .
Практика редкого причащения, только по большим праздникам или в посты, а то и раз в год, возникла по мере ослабления в Церкви духа евхаристического благочестия, когда одни стали избегать причащения из чувства собственного недостоинства (как будто причащаясь редко, они становились более достойными), а для других причащение превратилось в формальность — «религиозный долг», который надо исполнить.
Вопрос о том, как часто необходимо причащаться, широко обсуждался в Р оссии начала XX в., когда шла подготовка к Поместному Собору Р усской Православной Церкви. Было рекомендовано вернуться к первохристианской практике причащения в каждый воскресный день. Подчеркивалось, что человек никогда не бывает достоин этого великого таинства, потому что все люди — грешники, но Евхаристия и дана для того, чтобы, причащаясь и соединяясь со Христом, мы становились более чистыми и достойными Бога. Об этом говорил еще св. Иоанн Кассиан Р имлянин в V в.: «Мы не должны устраняться от причащения Господня из-за того, что сознаем себя грешными. Но еще более и более надобно поспешить к нему для уврачевания души и очищения духа, однако же с таким смирением духа и веры, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали более уврачевания наших ран. А иначе и однажды в год нельзя достойно принимать причащение, как некоторые делают... оценивая достоинство, освящение и благотворность Небесных Тайн так, что думают, будто принимать их должны только святые и непорочные; а лучше бы думать, что эти таинства сообщением благодати делают нас чистыми и святыми. Они подлинно выказывают больше гордости, нежели смирения, как им кажется, потому что, когда принимают их, считают себя достойными принятия их. Гораздо правильнее было бы, если бы мы со смирением сердца, по которому веруем и исповедуем, что мы никогда не может достойно прикасаться Св. Тайн, в каждый воскресный день принимали их для врачевания наших недугов, нежели... верить, что мы после годичного срока бываем достойны принятия их» .
Если в первые три века после Христа еженедельное, а то и ежедневное причащение было нормой христианской жизни, то это, очевидно, было следствием той напряженности духовного горения, которое наблюдалось в Церкви эпохи гонений. Ослабление евхаристического сознания непосредственным образом связано с общим понижением уровня духовной жизни в последующие века. Вполне естественно, что там, где возобновлялись гонения, где христиане оказывались в условиях, когда принадлежность к Церкви означала готовность на мученичество, и жили под угрозой смерти, Евхаристия вновь становилась средоточием христианской жизни. Так было в советской Р оссии после революции, так было среди тысяч христиан русского рассеяния, оказавшихся лишенными родины. И сейчас во многих русских приходах причащаются каждое воскресение, хотя это не стало всеобщей нормой. Кое-где сохраняются и установки прошлого века.
Все предписания относительно подготовки к Евхаристии направлены на то, чтобы человек, приступающий к таинству, осознал свою греховность и приступил с чувством глубокого покаяния. В молитве перед причащением священник, и вместе с ним весь народ, повторяя слова св. Павла, называет каждый себя «первым из грешников»: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз». Только сознание своего всецелого недостоинства делает человека достойным приступить к Евхаристии.
Сокрушение от сознания собственной греховности, однако, не мешает христианину воспринимать Евхаристию как праздник и радость. По своей природе Евхаристия является торжественным Благодарением, основное настроение которого — хвала Богу. Не случайно в седмичные дни Великого поста полная Литургия вообще не совершается: скорбному настроению этих дней ликующий характер евхаристических молитв не соответствует. В этом парадокс и тайна Евхаристии: к ней нужно приступать с покаянием и одновременно с радостью — с покаянием от сознания своего недостоинства и радостью от того, что Господь в Евхаристии очищает, освящает и обоготворяет человека, делает его достойным невзирая на недостоинство. В Евхаристии не только хлеб и вино прелагаются в Тело и Кровь Христа, но и сам причащающийся прелагается из ветхого человека в нового, освобождаясь от груза грехов.
В прежнее время все присутствовавшие на Литургии христиане приступали к причащению Святых Тайн. Отцы и учители Церкви единогласно указывают на необходимость регулярного причащения, конечно, принимая во внимание предостережение апостола Павла: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет от чаши сей» (1 Кор. 11, 28). Тем не менее Евхаристия, как общая трапеза, установлена Самим Господом, и потому мы не должны отказываться от участия в ней, разве только считая себя чуждым Христу и Его Церкви.
Евхаристия есть источник новой жизни во Христе Иисусе.
Православная Церковь учит, что Таинство через епископа или священника совершается всею Церковью, при наличии собрания верующих (хотя бы двух, включая священника), притом на надлежащим образом освященном престоле или антиминсе и, конечно, не иначе, как во время Литургии.
Приступать к сему таинству могут все верующие, получившие крещение и миропомазание. Следовательно, и младенцы не должны быть лишены участия в этом таинстве. Это ясно видно из слов Иисуса Христа, сказанных Им о причащении Крови Его: Пийте от нея вси.
Совершение таинства св. Причащения продолжится в христианской Церкви до самого второго пришествия Христова. На это ясно указывает апостол: «Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1 Кор. 11, 26).

Друзья

Христианские картинки